Крах политолога Бжезинского

Крах политолога Бжезинского

Крах политолога Бжезинского.

 

Збигнев Бжезинский

 

Нашему поколению представлять Збигнева Бжезинского нет никакой необходимости. В семидесятых-восьмидесятых годах прошлого века имя этого политолога мирового уровня и вдохновителя американской внешней политики не сходило с газетных страниц в СССР. Для ознакомления же более молодых читателей с этой легендарной личностью приведем статью из энциклопедии:

БЖЕЗИНСКИЙ Збигнев (Brzezinski Zbigniew K.) (р. 28 марта 1928, Варшава), американский государственный и общественный деятель, политолог, специалист в области международных отношений. В начале 1960-х годов выступил как аналитик, эксперт по вопросам мировой политики и экономики, призвав США играть более активную роль на мировой арене, настаивал на необходимости консолидации политических позиций развитых капиталистических стран. В 1962 Бжезинский занял пост профессора престижного Колумбийского университета в Нью-Йорке.

С конца 1950-х годов активно занимается политической деятельностью. Присоединившись к демократической партии, участвовал в избирательных кампаниях президентов Дж. Кеннеди и Л. Джонсона, входил в команду президентских советников по вопросам международной политики. В 1966-1968 гг. являлся членом Совета политического планирования Госдепартамента США, где занимался вопросами стратегии ведения «холодной войны» против СССР. В 1968 принял активное участие в президентской избирательной кампании, был одним из руководителей штаба кандидата от Демократической партии Х. Хамфри, проигравшего Р. Никсону.

В 1970 опубликовал книгу «Between two Ages: America's Role in the Technotronic Era» (Между двух эпох: Америка в технотронную эру), в которой описан процесс наступления эпохи мирового политического порядка, опирающегося на трехсторонние социально-экономические связи США, Западной Европы и Японии. Этой идеей вдохновился Д. Рокфеллер, который выделил средства для создания в 1973 Международной трехсторонней комиссии во главе с Бжезинским, в состав комиссии также вошел губернатор Джорджии Дж. Картер. В 1976, после того как Картер был избран президентом США, Бжезинский был назначен помощником по национальной безопасности (1977-1981). На этом посту зарекомендовал себя как последовательный антикоммунист, выступал с жесткой критикой СССР (прежде всего за нарушения прав человека). Бжезинский сыграл позитивную роль при подписании Кэмп-Дэвидских соглашений в 1978. Но его позиция часто оказывалась в противоречии с политическими шагами Государственного секретаря С. Вэнса (Картеру приходилось прилагать немалые усилия, чтобы сгладить противоречия в своей администрации).

После смены власти, когда президентом был избран республиканец Р. Рейган, Бжезинский вернулся на должность профессора Колумбийского университета (где он преподавал с перерывами с 1960). В отличие от многих отставных политиков он сохранил немалое влияние в высших эшелонах власти, оставаясь влиятельным политиком. Высказанные им идеи в его многочисленных книгах обозначали стратегическое направление американской внешней политики.

В числе его наиболее значимых трудов: «Большой провал», «Власть и принцип», «Великая шахматная доска», «Выбор: Глобальное доминирование или глобальное лидерство» и др. Многие из них посвящены Советскому Союзу и проблемам постсоветской России, которую он после распада СССР в 1991 назвал «черной дырой в самом центре Евразии».

Несмотря на свой возраст, Бжезинский по-прежнему является мозгом внешней политики американских демократов (с 2000 он является заведующим кафедрой глобальной безопасности и геостратегии Вашингтонского центра стратегических и международных исследований). Активно способствует процессу «отрыва» бывших республик Советского Союза от России и вытеснения ее с постсоветского пространства: Украины, Грузии, Азербайджана и др. (главные инструменты — обещание экономической и политической помощи, вступления в НАТО). По вопросу урегулирования в Чечне настаивает на предоставлении ей большей автономии, на ведении переговоров с боевиками.    (ЭКиМ)

Почему же нас интересует господин Бжезинский, и зачем мы так подробно знакомимся с его исследованиями в области геополитики? Вопрос, как вы понимаете, совсем не праздный, вопрос совсем не второстепенный, вопрос очень важный для понимания основной сути и особой важности теории этногенеза Гумилева и теории этногенеза Колесникова.

Господин З.Бжезинский, его потенциал политолога мирового уровня, его геостратегические умозаключения интересуют нас исключительно с одной целью – показать, насколько мировоззренческий потенциал исследователя является определяющим императивом для уровня и, главное, для достоверности результатов его работы.

Анализ объемного геополитического исследования  американского политолога  «Великая шахматная доска» выпукло показывает, как негативное влияние ветхих, анахронистских мировоззренческих установок З.Бжезинского, определяющим образом повлияло на интерпретацию собранных исследователем фактов и подтолкнуло его, Бжезинского, к бутафорским выводам по многим аспектам геополитики и геостратегии.

В основе мировоззрения господина Бжезинского, в его фундаменте ярко просматриваются две составляющие – примитивнейший антропоцентризм, идеологическая установка, навязанная человечеству преступниками из Ордена Иезуитов и махровый европоцентризм, идеологическая установка,  упорно навязываемая человечеству, так называемой западной элитой.

Вот  эти общезначимые нравственные предписания, так определял Иммануил Кант содержание термина «императив», и есть те идеологические шоры, та заезженная и обильно унавоженная колея, те трамвайные рельсы, которые увели господина Бжезинского в сторону и не позволили ему сделать достоверные выводы по основным положениям мировой геополитики и мировой геостратегии. Даже само название книги Бжезинского символично связано с антропоцентризмом, этой затхлой моделью мироустройства, постулирующей изолированность и марионеточность человечества. Мировоззрение политолога Бжезинского формировалось не на пустом месте, не случайным образом, а органично вобрало в себя и закономерно отразило все прелести и достижения, так называемой, западной культуры.

Несколько столетий назад душегубы от инквизиции сожгли основателя теории множественности миров, Джордано Бруно, и в дальнейшем инквизиторы активно искореняли инакомыслящих, тех, кто подвергал сомнению убогие церковные постулаты об избранности человечества, и этим наложили запрет на любые исследования космических процессов. Это варварство призвано было обеспечить мировое, и как им тогда верилось, вечное господство западных церковников и западной элиты. Эти деяния задержали развитие человеческой цивилизации на несколько веков, столкнув ее на обочину прогресса и загубив в своей основе прогрессивное миропонимание.

Однако, несмотря на удушающее покрывало средневекового мракобесия и засилье скрытых форм антропоцентризма в прозападной науке, к середине 20-го века уже появлялись исследования, основанные на плодотворной мировоззренческой парадигме. Я говорю о работах А.Чижевского, Вернадского, К.Циолковского, Л.Гумилева и некоторых других исследованиях. В этих исследованиях основной нитью проходило, доказанное на фактах  утверждение о наличии связи космических процессов с процессами и явлениями в биосфере и социосфере Земли.

И если в работах А.Чижевского речь шла, преимущественно, о процессах биологических, и господину Бжезинскому, по всей вероятности было трудно перебросить логический мостик от бактерии к человеку, то в работах Л.Гумилева речь шла уже о зависимости социальных  процессов от космических причин.

Может быть Збигнев Бжезинский не знал кто такой Лев Гумилев, не читал работы Гумилева и только поэтому не использовал его теорию этногенеза в своих геополитических разработках?  Может быть, господин Бжезинский пошел на поводу у советской науки, поддался её большому авторитету и поэтому тоже не признавал теории этногенеза Гумилева?

Может такое быть? Может такое случиться? Как мы ответим на этот вопрос?

А ответим мы на этот вопрос так: не мог ни при каких обстоятельствах, ярый антисоветчик, господин Бжезинский пойти на поводу у советской науки. Не мог по определению, не мог по своему мировоззрению, не мог по идеологическим и иным мотивам.

А вот о Гумилеве и его работах Бжезинский хорошо знал и даже подчеркивал их особую геополитическую значимость:

«Евразийству был придан  академический лоск  много  и часто  цитируемым Львом Гумилевым, историком,  географом и этнографом, который  в своих трудах

"Средневековая Россия и  Великая Степь", "Ритмы Евразии" и "География этноса в исторический  период"  подвел мощную  базу  под  утверждение,  что Евразия

является естественным географическим окружением для особого русского этноса, следствием исторического симбиоза русского  и нерусских народов - обитателей

степей, который в результате  привел к возникновению уникальной  евразийской культурной  и  духовной самобытности. Гумилев предупреждал,  что адаптация к Западу грозит русскому народу потерей своих "этноса и души". ( «Великая шахматная доска.»   Збигнев Бжезинский).

Как мы с вами видим, Збигнев Бжезинский считает научные труды Л.Гумилева достаточно мощным идейным основанием для укрепления особого русского этноса, а самого Гумилева достаточно серьезным идейным противником, препятствующим адаптации к Западу российского этноса.

А еще мы стали свидетелями очередного курьеза -  виднейший идеолог «холодной войны» Бжезинский считает Л.Гумилева русским патриотом и последовательным евразийцем, а вот советские идеологи подвергали Л.Гумилева репрессиям по якобы антисоветским мотивам. Виднейший политолог, профессор Колумбийского университета Збигнев Бжезинский считает научные труды Гумилева мощной базой евразийской культуры и самобытности, а самая передовая в мире советская наука не признавала основное научное наследие Гумилева. Вот и напрашивается мысль о том, что уж скорее не Бжезинский шел на поводу у советской науки, а советская наука плясала под дудку Бжезинского.

Впрочем, всех желающих разобраться в истинных мотивах советской науки в отношении научного наследия Гумилева отсылаю к своей статье «Развал СССР был предсказан Гумилевым».

Вернемся, однако, к Бжезинскому, к его «Великой шахматной доске» и к его идеологической неприязни к Гумилеву и его научному наследию. Политолог Бжезинский, анализируя геополитическую ситуацию, справедливо придает решающее значение Евразии:

«Евразия, следовательно, является "шахматной доской", на которой продолжается борьба за мировое господство, и такая борьба затрагивает геостратегию - стратегическое управление геополитическими интересами. Стоит отметить, что не далее как в 1940 году два претендента на мировое господство - Адольф Гитлер и Иосиф Сталин - заключили недвусмысленное соглашение (во время секретных переговоров в ноябре 1940 г.) о том, что Америка должна быть удалена из Евразии. Каждый из них сознавал, что инъекция американского могущества в Евразию положила бы конец их амбициям в отношении мирового господства. Каждый из них разделял точку зрения, что Евразия является центром мира и тот, кто контролирует Евразию, осуществляет контроль над всем миром. Полвека спустя вопрос был сформулирован по-другому: продлится ли американское преобладание в Евразии и в каких целях оно может быть использовано? Окончательная цель американской политики должна быть доброй и высокой: создать действительно готовое к сотрудничеству мировое сообщество в соответствии с долговременными тенденциями и фундаментальными интересами человечества. Однако в то же время жизненно важно, чтобы на политической арене не возник соперник, способный господствовать в Евразии и, следовательно, бросающий вызов Америке. Поэтому целью книги является формулирование всеобъемлющей и последовательной евразийской геостратегии.

Главный геополитический приз для Америки - Евразия. Около 75% мирового населения живет в Евразии, и большая часть мирового физического богатства также находится там как в ее предприятиях, так и под землей. На долю Евразии приходится около 60% мирового ВНП и около трех четвертей известных мировых энергетических запасов» («Великая шахматная доска». Господство Америки и его геостратегические императивы. Збигнев Бжезинский).

Понятно, что в этой борьбе за обладание центром мира евразийская научная концепция Гумилева лишала США идеологического преимущества, так необходимого для установления реального контроля над евразийским регионом. Понятно, что политолог Бжезинский не мог не понимать этого, и в силу этого понимания был вынужден изучать труды Л.Гумилева для выработки контрпозиции и контрмер. Наш дальнейший анализ его, Бжезинского, работы покажет непосредственное, хотя и слегка завуалированное, влияние некоторых положений теории этногенеза Гумилева на формирование и образов и мыслей американского политолога.

Цитаты Бжезинского из книги «Великая шахматная доска».

- «Фундамент растущих геополитических амбиций Америки обеспечивался быстрой индустриализацией страны. К началу первой мировой войн экономический потенциал Америки уже составлял около 33% мирового ВНП, что лишало Великобританию роли ведущей индустриальной державы. Такой замечательной динамике экономического роста способствовала культура, поощрявшая эксперименты и новаторство. Американские политические институты и свободная рыночная экономика создали беспрецедентные возможности для амбициозных и не имеющих предрассудков изобретателей, осуществление личных устремлений которых не сковывалось архаичными привилегиями или жесткими социальными иерархическими требованиями. Короче говоря, национальная культура уникальным образом благоприятствовала экономическому росту, привлекая и быстро ассимилируя наиболее талантливых людей из-за рубежа, она облегчала экспансию национального могущества».

- «Культурное превосходство является недооцененным аспектом американской глобальной мощи. Что бы ни думали некоторые о своих эстетических ценностях, американская массовая культура излучает магнитное притяжение, особенно для молодежи во всем мире. Ее привлекательность, вероятно, берет свое начало в жизнелюбивом качестве жизни, которое она проповедует, но ее притягательность во всем мире неоспорима».

- «Сплав американского идеализма и американской силы, таким образом, дал о себе знать на мировой сцене».

- «До тех пор пока империя могла поддерживать внутреннюю жизнеспособность и единство, внешний мир не мог с ней конкурировать. Культурная деградация, политический раздел и финансовая инфляция в совокупности сделали Рим уязвимым даже для варваров из прилегающих к границам империи районов».

- «Упадок и гибель нескольких китайских империй также объяснялись в первую очередь внутренними факторами».

Бросается в глаза, что виднейший политолог, профессор Колумбийского университета, знаток Гумилева Збигнев Бжезинский занимается банальным изобретением велосипеда и заново открывает Америку. За двадцать пять лет до выхода книги Бжезинского Л.Гумилев изложил все эти положения в своей диссертации:

«…Надо исправить мир, ибо он плох» («Этногенез и биосфера Земли», стр 464, Москва, «Ди-Дик »).

«…Как только особи нового склада создают новую этническую целостность, они выдвигают новый принцип общежития, новый императив поведения: «Будь тем, кем ты должен быть».

«… решающим фактором достижения благополучия является деловой принцип, а не право рождения». («Этногенез и биосфера Земли», стр. 438, Москва, «Ди-Дик»).

«… Энергией этой, или пассионарностью системы, были уничтожены не только растения и животные, но и те самые индейцы, чей образ жизни и поведение были непонятны и противны носителям пассионарности» (стр. 437).

«… Для этноса, находящегося в статическом состоянии, свойственно стремление к консервации взаимоотношений между его членами. В родовом обществе, например, существует жесткий деспотизм традиций, указывающий каждому новорожденному его место в жизни и пределы его возможностей, причем уровень его личных способностей во внимание не принимается. В развитом классовом обществе оно находит яркое выражение в кастовой системе или ослабленное – в системе сословий.» (стр. 436).

«… Фаза подъема этногенеза всегда связана с экспансией» (стр. 448).

«Пассионарность обладает важным свойством: она заразительна. Это значит, что люди гармоничные, оказавшись в непосредственной близости от пассионариев, начинают вести себя так, как если бы они были пассионарны.» (Стр. 336).

Посмотрите еще раз у Бжезинского - «Культурное превосходство является недооцененным аспектом американской глобальной мощи. Американская массовая культура излучает магнитное притяжение».

Какой сюжет для детектива! Коварные американские спецслужбы, разумеется, очень грязными методами, склоняют передовую советскую науку к замалчиванию научных трудов Гумилева, к непризнанию его теории этногенеза, поскольку она мешает установлению американской гегемонии в Евразии.

А что, цена вопроса – мировое господство! Тут не принято стесняться в методах и средствах. Через четверть века Бжезинский выдает идеи Гумилева за свои, и купается в лучах незаслуженной, но так приятно греющей, славы.

- «В некоторых аспектах соперничество между Соединенными Штатами и Советским Союзом представляло собой осуществление излюбленных теорий геополитиков: оно противопоставляло ведущую в мире военно-морскую державу, имевшую господство как над Атлантическим океаном, так и над Тихим, крупнейшей в мире сухопутной державе, занимавшей большую часть евразийских земель (причем китайско-советский блок охватывал пространство, отчетливо напоминавшее масштабы Монгольской империи)».

- «Геополитический расклад не мог быть яснее: Северная Америка против Евразии в споре за весь мир. Победитель добивался бы подлинного господства на земном шаре. Как только победа была бы окончательно достигнута, никто не смог бы помешать этому».

- «Каждый из противников распространял по всему миру свой идеологический призыв, проникнутый историческим оптимизмом, оправдывавшим в глазах каждого из них необходимые шаги и укрепившим их убежденность в неизбежной победе» («Великая шахматная доска», Збигнев Бжезинский).

Не будем долго останавливаться на этих не очень моральных сторонах вопроса политического творчества господина Бжезинского, ибо это не главная сторона медали и даже не её реверс, это всего лишь орнамент и декорации второго плана. На авансцене же вопрос совсем другой, на авансцене вопрос глубины научного прозрения, вопрос силы интеллекта ученого, вопрос уровня миропонимания, и, наконец, вопрос простого понимания прочитанного текста.

И вот исходя из этого, мы еще раз обратим свое внимание на утверждение политолога Бжезинского - «Такой замечательной динамике экономического роста (США - К.С.) способствовала культура, поощрявшая эксперименты и новаторство».

Признаем, что утверждение это достаточно верно в своей основе, что утверждение это соответствует положениям теории этногенеза Гумилева и теории этногенеза Колесникова, и тут у Бжезинского все хорошо и правильно, если, конечно, не считать отсутствие ссылок на источник. Здесь у Бжезинского есть только один, но зато очень большой минус – почему политолог и профессор Бжезинский не озаботился вопросом происхождения этой самой «культуры, поощрявшей эксперименты и новаторство», почему же он не показал нам тот замечательный источник, из глубин которого черпает могучую силу замечательная страна Американские Штаты? Почему политолог Бжезинский не задумался сам и нас не посвятил в эту тайну могущества США? Вопрос-то этот животрепещущий, архиважный вопрос и ответ на него необходим любому геополитику, поскольку понимание генезиса силы и мирового могущества страны США позволит ответить на вопрос вопросов – Как долго США будут править миром?

Трудно поверить в то, что эта проблема не интересует политологов мира, трудно поверить в то, что эта проблема не интересует и самого политолога Бжезинского.

Все аналитики мира, размышляющие о тенденциях в своих сферах деятельности, все лучшие умы человечества заняты решением только одной проблемы – ЧТО БУДЕТ? и эта проблема существует столько же, сколько существуют человек и человечество.

Ответ же на этот важнейший вопрос всех времен и народов скрыт в физических механизмах процессов и явлений, подлежащих анализу, и это понятно всем. А посему политолога Бжезинского, этого пламенного борца за американскую гегемонию, очень даже должно интересовать происхождение и продолжительность во времени этой самой гегемонии.

И вот тут мы подошли к самому интересному - у Бжезинского есть «спрос», у Гумилева есть «предложение», так почему же не произошло «согласие», то самое «согласие, как продукт непротивления сторон»? Почему же политолог Бжезинский, проектируя политическое будущее мира, и зная о работах Гумилева, не взял самого главного из теории этногенеза, теории, подробно раскрывающей механизмы появления, возвышения и заката мировых империй?

Ответ на этот вопрос был дан выше – «В основе мировоззрения господина Бжезинского, в его фундаменте ярко просматриваются две составляющие – примитивнейший антропоцентризм и махровый европоцентризм». Именно недостаточно высокий для поставленной проблемы общеобразовательный и мировоззренческий уровень, не позволил политологу и профессору Бжезинскому понять и развить плодотворное допущение Гумилева о влиянии космического излучения на процессы происхождения и развития этносов, и как следствие этого, на временную и территориальную расстановку центров политической силы на планете. Все, что нужно было профессору Бжезинскому для успешного прогнозирования политических процессов это уяснить вот эту схему.

 

                      

 

Эту схему получил Л.Гумилев, исследуя историческую статистику, это схема регионов, в которых зарождались и развивались известные из истории мировые империи – Римская империя, империя Македонского, империя Чингисхана и другие. Именно эта схема и является одной из главных составляющих частей теории этногенеза Гумилева, именно эта схема позволяет делать утверждение о космической причине этногенеза.

Тут необходимо сказать несколько слов в защиту профессора Бжезинского, сказать, что не один он такой слабо подготовленный профессионал. За тридцать лет, прошедших после защиты Гумилевым докторской диссертации, ни один профессиональный астроном мира, профессиональный в том плане, что получает деньги за занятия астрономией, не сумел определить космическую причину, вызвавшую появление полос такого вида. Про различных социологов, этнологов, политологов и прочих  представителей общественных наук и говорить не приходится, куда уж им, с их-то однобоким образованием докопаться до причин появления таких полос по земному шару.

Мои пятидесятилетние занятия астрономией, астрофизикой, космологией и астрологией позволили мне определить, что эти полосы есть следы траекторий тени Луны при полных солнечных затмениях, в периоды, когда близко от Земли вспыхивала сверхновая звезда. Эти следы, это радиоактивные следы от излучения этих близких сверхновых звезд, это регионы мутаций. Подробнее этот вопрос изложен в моей работе «Теория этногенеза Колесникова С.Б.». (http://www.geoforcent.com/teoriya-kolesnikova)

Зачем же Бжезинскому нужно было прилежно изучать эту схему, да еще и привлечь к изучению толковых астрономов?

А затем нужно было это делать Бжезинскому, что на карте стоит судьба США и судьба американского народа. Затем, что цена вопроса очень велика.

Развитие теории этногенеза Гумилева и тщательное изучение вышеприведенной схемы позволило мне открыть факт появления на Земле новых суперэтносов. И это в корне меняет старые геополитические представления о раскладе сил на мировой арене.

                                         

 

                             

 

Эти новые полосы, эти регионы мутации образовались 400 лет назад, и здесь уже несколько веков идет процесс развития новых суперэтносов. Мы это наблюдаем по бурным демографическим процессам, по стремительному росту экономик Индии и Китая, по героической и победной борьбе народов, живущих в этих регионах, с захватчиками.

Новые пассионарные толчки, это по терминологии Гумилева, и новые регионы мутации от излучения сверхновой звезды, по терминологии моей теории этногенеза, появились 400 лет назад и на юге Африки, и на территории Западной и Центральной Африки, и на юге Индии и Китая, так же они прошли через Афганистан, через Перу, Аргентину, Бразилию и через Вьетнам. Эти новые следы излучения открыты мною в 1999 - 2001 году.

Поскольку эти мои исследования далеко вышли за рамки теории этногенеза Гумилева, поскольку базовая теория этногенеза Гумилева подверглась мною значительной модернизации, мною принято решение назвать свою теорию, «теорией этногенеза Колесникова С.Б.».

На основании моей теории мною были выполнены геополитические прогнозы по Китаю, США, России и Ираку, которые были зафиксированы еще 6 лет назад в центральной прессе

 

Точный геополитический прогноз по войне США в Ираке  был опубликован 6 лет назад на сайте «Гумилевика».

 

Геополитические прогнозы, выполненные на основе моей теории этногенеза, оправдались полностью. США и их союзники терпят поражение в Ираке и уже сами признались в этом. Противники США и сил коалиции, в соответствии с моим прогнозом, провели серию взрывов в городах Европы. Китай уверенно идет к мировому лидерству в экономике и в военной сфере. США теряют свою силу и это процесс природный и долговременный.

Научность теории этногенеза Колесникова С.Б. доказана на практике.

Как же на этом фоне выглядят геополитические «прозрения» политолога Бжезинского?

Что бы не утомлять читателя большим массивом ненужной информации, мы не будем рассматривать все геополитические ляпы политолога Бжезинского.

Сосредоточим свое внимание только на нескольких, но самых главных просчетах Бжезинского, на его неверной трактовке основных факторов и тенденций геополитической ситуации. Вот эти «прозрения» сделаны Бжезинским 12 лет назад.

 

- КИТАЙ: НЕ МИРОВАЯ, НО РЕГИОНАЛЬНАЯ ДЕРЖАВА

 - «В военном отношении Китай частично мог бы быть назван мировой державой, так как сами масштабы его экономики и ее высокие темпы роста должны позволить его руководству направить значительную часть ВВП страны на существенное расширение и модернизацию вооруженных сил, включая дальнейшее наращивание стратегического ядерного арсенала. Однако, если усилия будут чрезмерными (а согласно некоторым западным оценкам, в середине 90-х годов на эти нужды уже пошло около 20% ВВП Китая) это может оказать такое же негативное влияние на долгосрочный экономический рост Китая, какое неудавшаяся попытка Советского Союза конкурировать в гонке вооружений с Соединенными Штатами оказала на советскую экономику»

- «Для Китая расположенная через Тихий океан Америка должна стать естественным союзником…»

- «Следовательно, США не только первая и единственная  сверхдержава в поистине глобальном масштабе, но, вероятнее всего, и последняя».

 

Сегодняшнее положение дел в мире, показывает, что Китай уверенно выходит в мировые лидеры и нет оснований говорить о том, что это ненадолго. Сегодняшнее положение дел в мире, показывает, что Китай уверенно выходит на позиции основного конкурента США за мировое господство, а все эти разговоры о глобальном сотрудничестве Китай-США не более чем маскировка растущего противостояния.

Предположения Бжезинского о том, что экономика Китая надорвется в гонке вооружений, неверны, и особенно неверно и, попросту ложно, его неправомерное сравнение сегодняшнего Китая и СССР. СССР предсказуемо слабел согласно гумилевской динамике этногенеза, а Китай сегодня, находится на длительном подъеме, следуя все той же теории этногенеза, теории этногенеза Колесникова.

Незнание основ мироустройства и консультации некомпетентных специалистов привели администрацию США к роковой ошибке. Размещая мировое производство в Китае, и инвестируя значительные суммы в экономику Китая, администрация США поступила крайне недальновидно, по незнанию, своими руками усиливая потенциал своего основного противника на мировой арене.

Военная авантюра и поражение США во Вьетнаме также результат игнорирования теории этногенеза Гумилева и Колесникова.

Анализ мировых процессов и тенденций без учета положений теорий этногенеза Гумилева и Колесникова – пустая трата времени и сил.

Именно поэтому главные геополитические выводы и главные геостратегические рекомендации политолога Бжезинского есть всего лишь псевдонаучная, красиво упакованная  пустышка, не содержащая и крупицы здравого смысла.

Истинное положение дел в мире таково, что сегодняшнему мировому гегемону, Соединенным Штатам Америки нужно думать не о владении миром, не о своем диктате, но о быстрейшем переходе к стратегической обороне, о переходе к обороне с минимальными для страны потерями, о переходе, позволяющим, по возможности, сохранить лицо.

Как всегда, Штатам в переходе к обороне поможет их заокеанская изолированность, мощный морской флот и космическая группировка. А вот сегодняшним политическим и военных партнерам США придется трудно и очень трудно. И в первую очередь пострадает Израиль, причем пострадает – это сказано очень и очень мягко.

Понятное дело, что горячие пентагоновские парни будут настаивать на «победном» превентивном ядерном ударе. Понятно, что военные аналитики США, как обычно, очень скрупулезно просчитают корреляцию патронов с портянками и сделают вывод о своей неизбежной победе, но все это приведет только к ухудшению ситуации. Необдуманные ударные решения, с высокой вероятностью приведут к полномасштабной гражданской войне в стране. Этот вариант значительно опаснее оборонительного.

Разумеется, поднятые мною в этой статье проблемы, показаны лишь схематично, лишь в виде тенденций, исходя из формата статьи. Более детальный анализ и уточненная хронологическая привязка поворотных моментов и политических шагов требует значительно большего времени и сил. Вместе с тем известно, что самые дорогостоящие ошибки - это ошибки в прогнозировании будущего.

В заключении нужно отметить, что исследование «Великая шахматная доска» Бжезинского включает в себя обилие интересного статистического материала по экономике, демографии, геополитике и истории. Однако, выводы, геополитические резюме, изложенные З.Бжезинским, устарели еще до выхода его книги в свет.

 

 

Колесников С.Б., январь 2010 года.

My-Engine CMS